Category: литература

Волшебная страна Левтолстоя

Хоть и трудно в такое поверить, однако Левтолстой когда-то тоже был в некотором роде ребёнком. Ребёнок сей был, как водится, сущий ангелок. Ростом был он мал, ликом ясен, и совершенно ещё ничего в его облике не указывало на  последующее превращенье в Левтолстоя: ни тебе бороды, ни литераторства, ни милейшей вот этой барчуковской подделки под простонародье. Зато уж было у него кое-что куда как более интересное. Обладал Левтолстой в детстве счастливым уменьем подглядеть в самых обыденных вещах некую прекрасную, волшебную потусторонность, замечательным образом насобачился находить у всяких вещей  приметы райского ихнего инобытия. Волшебную страну в них отыскивал, о да! Персонально свою, совершенно секретную. Влюблённо и радостно рассматривал он клубящиеся радуги мыльных пузырей, любовался отраженьем свечей в батюшкином графине с рябиновкою, внюхивался в сумрачные недра секретера, где пахло нежною пылью, старинными духами и поломанным павлиньим пером.Collapse )

снова тринадцать

 В прелестной книжке Поля Берна "Лошадь без головы" утверждается, что достигнув двенадцати лет, человек становится дураком. Совершенно с этим согласен.
Много-много лет я ощущал себя примерно годовалым дураком, то есть лет на тринадцать. Недурной возраст, я считаю. Свежие дураки ещё довольно хорошо помнят каково это - быть человеком. Даже иногда мы, тринадцатилетние, способны думать и поступать как живые люди.
Прошлой осенью закрылась моя театральная студия, и я как-то  очень быстро за этот год состарился. Подумать только, пятьдесят мне исполнилось в сентябре...
Но вот позвонили мне в августе и предложили вести кружок в нашем сельском клубе.   Я конечно пораздумывал для фасону, секунды полторы, а потом согласился. Набрал немножко детей и стал с ними играть в театр.  Ничего особенного - стишки, этюды, сценки. Тысячу раз я проходил это, и вот не надоело же. Постепенно, потихонечку стала растворяться тяжкая хладная взрослость, давившая мне сердце весь этот грёбаный год.
 Господи, как же я по этому всему, оказывается, скучал!  По  всяким этим мелким врединам, по облизьянскому их дарованью всё на свете превращать в расчудесный смешной кавардак . По маленькому, игрушечному театру. И по тринадцати своим привычным. 

восточная сказка

В "воспоминаниях" фб - прошлогодний пост о демотиваторах на куреве. Я уж попривык к ним, но всё равно смешно)) На рынке чаще всего покупаю блоки у одной милой женщины, так она старается подобрать мне с картинками посимпатичней. "Вот вам, - говорит, - с сосудами. Специально для вас держала, а то остались только с зубами и глазом."
А к прошлогоднему посту забавный был коммент. Митяй написал, про культурный шок, испытанный им в Турции, когда увидал он надпись на сигаретах "джинзелик тыдарсызлык". Ему потом объяснили, что это "импотенция". Друг мой Митя тогда совершено справедливо рассудил, что это отличное название для какого-нибудь эпоса. А я очень люблю как раз эпосы сочинять и поэтому быстренько наврал вот такую историю, с самой приблизительной стилизацией:
Жил некогда, о великий падишах, в Басре купец. Collapse )

Как Левтолстой свернулся клубком

Как и полагается всякому просвещённому барину, Левтолстой временами тосковал по причине якобы напрасности собственной жизни. Да-да, то самое пресловутое томленье духа, диковатые, полуумственные нападки совестливости посещали иногда беднягу. Зачем, дескать, вот это вот всё, какого такого хрена? Книжку вот эту писать, придуриваясь литератором, обедать зачем, разговоры вести с домашними? Зачем? Как ни тужься, всё равно они обижаться станут. Хотя вслух конечно не выскажут, тоже совестятся по-своему.
На улице дождик, гулять нельзя, романы сочинять обрыдло. Только и остаётся , что на двор пойти и там встревать во всякое по хозяйству. Работники в имении люди простые, они уж потерпят как-нибудь. Не озорничать же пойдёт, а чего нибудь хорошее делать. Калитку там пошатать – не скрипит ли, петуху пальцем погрозить – ужо тебе, мол, охальник. А то в сарай дровяной зайти, подобрать с полу щепку, понюхать с отсутствующим лицом и бережно впихнуть её в поленницу – раскидываются тут добром, понимаешь… Или корове, к примеру, сена ещё задать, пусть она обрадуется.Collapse )

Левтолстой - просветитель

Несмотря на весьма зрелые года свои, несмотря на бдительность супруги, муки совести и сугубую растительноядность, Левтолстой делался порою одолеваем потугами сладострастья. Ужасно он, бедняга, от этого разволновывался: всё вздыхал, всё тщился построить куры различным женщинам на деревне. Однако каждый раз сильно робел, испытывая обоснованные сомненья по поводу присутствия у себя должной сноровки в подобного рода предприятиях.
Всегда было Левтолстою удивительно, как это у иных выходит сноровисто и хорошо. Вот к примеру, наезжал к ним в имение временами некий странствующий куафер, бывший итальянский тенор из Тосканы. Как он сам рассказывал, безжалостным роком низвергло его из теноров в цирульники, когда надорвавши горло на самой верхней фабемоли, осип он тем самым навеки, и странствует теперь по всей губернии в крытом возке с надписью «Маэстро Альтопердини. Фризура, голэнье, дамский куафюр!»Collapse )

Баллада на подарение Алёне мясорубки

Очень удобно, когда не надо ломать голову над подарком, а его тебе заказывают. Вот Алёна мясорубку заказала - такую, чтобы вручную крутить. С одной стороны я обрадовался, а с другой смутился некоторой избыточной, на мой взгляд, будничностью подарка. Ну как же, праздник же! Обуреваемый рудиментарной романтичностью, я взялся подарок свой расцветить, придать ему праздничной экспрессии. Дарю с некоторым опозданием, потому что в сам праздник Алёна была у сына в Праге, завтра только прилетает. Я буду встречать её в аэропорту с мясорубкою полною маргариток. И стихи сложил, хотя не очень умею ad hoc. Сонеты только умею и французские баллады. Вот балладу и сложил. Косноязычную, зато от души!

О только ль в сущем щастье есть?
Всяк ищущий ужо обрящет!
Ведь пущего блаженства несть,
Чем грезить о блаженстве вящем!
Грядёт оно - и будет свет!
Зане блажен, кто предвкушает,
В чией душе теперь пылает
Заря предчувствия каклет!Collapse )

Ещё Лёнькино)

Как сон идущая зима
Все ближе и обыденней
И пусть во сне мечта одна
Заменит мне предвиденье

Стихает шорох дня уже
И дел междоусобица
Уже душой в карандаше
Твой легкий облик строится

И по осеннему шоссе
Шуршат шаги - все ближе ты
Когда в слепой ноябрь все
Мы до предела выжаты

Да вот судьба взялась вести
Хотя б с копьем на мельницу
И пусть ей в правильность пути
Самой едва ли верится

И пусть бы нам из вещих книг
Так мало было выдано
Лишь прошлый день да этот миг
Газетный лист прочитанный

Леонид Поторак