Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Воспоминание

Осенью девяносто первого года я пошёл брать интервью у Виктории Ивановны Барбэ, руководителя детской анимационной студии "Флоричика". Это было не редакционное задание, я сам так захотел. А в редакции "Независимой Молдовы", совсем недавно ещё бывшей "Советской Молдавии"потом сказали, мол, зачем? О них, мол, столько раз писали... Не надо. Нужны свежие темы. Про новую жизнь. Новая жизнь обещала стать прекрасною, хотя пока была мерзковата. Но многие тогда верили, что прекрасность явится совсем скоро. Я и сам не то чтоб верил, а так... Плыл себе по теченью, почему-то думая, что со мной-то уж всяко не случится ничего плохого...
Ладно, это я отвлёкся. В общем, материал в газете так и не вышел и черновика я не сохранил. Да и хрен с ним, писал я тогда просто кошмарно))
Зато осталось воспоминание - одно из самых счастливых за всю мою жизнь.Collapse )

Памятник всем на свете

Был у меня когда-то дружбан Димыч.Симпатичный был человек, во всех отношениях. Мы подружились, когда Димычу было лет пять, а мне – что-то около сорока. Я любил с ним разговаривать, играть и помогать ему чего-нибудь делать – лук со стрелами, например, свистки, кораблики и прочие хорошие вещи. Приятно вспомнить, что это я, именно я научил Димыча пуговичному футболу, а также искусству игры на белендрясах.Collapse )

Седые дали ноября

…В седые дали ноября
Уходят ветлы, как слепые…
Борис Пастернак

1.
О, сколько стало кругом туману! О! Не сказать, что прямо уж совсем ничего не видно, но и видимою эту явь назвать нельзя. Человека, допустим, от курицы ещё можно отличить, ежели хорошенько приглядеться, а вот хорош этот человек или дурён – этого уж не разберёшь. Вдруг он вообще какая-нибудь сволочь? Хотя нет, не сволочь. И не человек это вовсе, а всё-таки курица, или, может быть, соседский мотороллер. Плохо видно, плохо. Всё торчит какими-то невнятными силуэтами, вызывая в душе моей печальное недоуменье и ленивую опаску. Иногда только выскочит из белёсой мглы живая собака и погавкает ярко и горячо, аж сердце слегка согреется, и вернётся ко мне ненадолго дар человеческой речи. Высунусь краешком себя из хладной сырой немоты и скажу: «Здравствуй! Здравствуй, собака! Погодка-то, а?»Collapse )

Две трети лета

1. Возвращение

Значит, нету разлук.
Существует громадная встреча.
Значит, кто-то нас вдруг
в темноте обнимает за плечи…
Иосиф Бродский

Не то чтобы я сильно любил лето. Нет, не очень. Жара, всё такое… Однако стоит лету закончиться, и я довольно остро переживаю разлуку с ним. Как будто лето – это и есть моя жизнь, а всё остальное – только ожидание. Всё жду его, всё не чаю вернуться.
Три вещи есть на свете, от которых я всегда возвращаюсь в лето. Это сенокос, черешня и большие школьные каникулы.
И в детстве, и сейчас я больше всего каникул жду. В детстве – понятно, а теперь – потому что устаю от детей. «Всё! – говорю на последнем занятии – Проваливайте! И чтоб до осени я вас не видел!» И скучать по ним, паршивцам, начинаю не раньше, чем через неделю.
Потом черешня. О, как много её в этом году! Древние, наполовину высохшие деревья в парке усыпаны чёрными и красными райскими ягодами, на них пасутся скворцы, опять откуда-то поналезшие дети и я. Скворцы и дети вопят счастливыми голосами, а я пасусь молча.Collapse )

Переводческо-династическое)

Я считаю себя неплохим переводчиком. Без ложной скромности, о да) Вот ужо напишу пост со ссылками на пьесы которые переводил последний год. Но сынище мой - гораздо круче. По-моему, он фантастически талантлив. И как переводчик тоже. Вот его перевод английских стихов Бродского. Горжусь им.
Letter to an Archaeologist (by Joseph Brodsky)

Collapse )

Письмо к археологу
(Перевод Леонида Поторака)

Collapse )

Сапог



 У нас ещё тепло. Осень ощутима пока только в лёгких ехидных намёках ночного ветра, в хриплом баритоне подросшего за лето скворчонка, в неуловимых моментах беспричинной печали. Поверхность пруда потихоньку перестаёт бездумно гонять блики и начинает всё строже и пристальней всматриваться в небо.  Это время первой осенней рыбалки.  Дети берут самые крепкие удилища, с самыми толстыми лесками и громадными острыми крючками.  Наживку не готовят, потому что не рыба нужна им – нет, не рыба!!!  А нужен им старый башмак-утопленник по прозвищу Сапог. Рыбы уж знают и даже не суются. Это не их день, им должно лишь смотреть и  пускать пузыри.

Collapse )