?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Тыква Левтолстоя
cwamperfect
Левтолстой любил выращивать тыкву. Странною, ах какою странною была эта его любовь! Светлая отцовская радость осеменителя земли, приторные муки собственничества, ревность, тщеславие, застенчивость, прочие глупые мальчуковые тревоги – это нормально, это у всех. А вот остальное…
Явиться в гости к каким-нибудь простодушным селянам, которые тыкву съели, а семена пораскинули сушиться, усесться там в избе на лавку и молчать, многозначительно пыхтя в бороду, потом вскочить и с нарочитою народностию жеста поклониться хозяевам в пояс. Или нет, нет, лучше земно поклониться, гулко пристукнув о половицу лбом. А когда ошалевшие от барской придури селяне станут бить поклоны в ответ, свистнуть с подоконника тыквенное семечко и удрать. Спрятать семечко в жилетный карман и забыть о нём до весны. Иногда выпадет, бывает, а ты глядишь и не узнаешь – дескать, это ещё откуда. Фу ты, ерунда какая. Однако не выбрасываешь. Лежало до сих пор, так пусть ещё полежит, ничего.
Но вот весною… Весною, когда нагрянут толпой все эти феерические безобразия и погонят на улицу без пальто, а ты весь такой побежишь, побежишь… Всей душою с диким мурлявом скакаешь по крышам и заборам, а телом бессознательно оказываешься вдруг на огороде. Дождаться бы только весны, дождаться и оказаться! А там уж припасть на хищныя четвереньки, по-кошачьи вырыть ямку и закопать в неё семечко. Всё. С этого момента можно считать, что пришла любовь.
Сначала никто-никто в мире не знает, где закопано семечко, только ты знаешь, ты, вчера ещё простой Левтолстой!
Тайное это знание придавало обычно затрапезному облику Левтолстоя некий оттенок величавости. Какая-то в нём начинала просвечивать мягкая, властная краса, первобытная сила, подспудный самеческий порыв. Вот, кстати, женщины прекрасно чувствуют такие вещи в человеке. Чёрт их разберёт, как они это делают. Не понимаю...
Сладкая тайна тыквоводства привлекала к Левтолстою различных жещин, и он, я полагаю, умел этим воспользоваться. А если нет, то и дурак.
А потом приходит лето. Лето приходит! Такие они там все ходят в лёгких блузках, и руки у них открыты до самых плеч, и загорели, и смеховые морщинки в уголках глаз тоже загорели, и губы такие свежие, и зубки влажно сверкают, эх… Угостишь огурчиком с грядки, они хихикают, а у тебя прямо сердце замрёт. Стоишь, мычишь, смешной такой. Они и засмеются, и убегут, заразы. А ты плюнешь и идёшь тыкву смотреть. Там уж цветы вот такущие, хоть марши в них труби. Но что это? Что? Батюшки, а у одного-то цветка под донцем пумпочка! Ух ты! Ух ты деточка ты моя! Зародилась!
Ну, тут уж само собою любовь переходит к открытой форме. Тут Левтолстой и днюет подле тыквы и ночью проведать приходит, о плети гороха во тьме запинаясь, валясь каждый раз головою в благоуханный росистый укроп. Песни по ночам тыкве поёт. «Калинку», «Дубинушку», а то юнкерскую «Тон кюль, Мими…». А тыква слушает и растёт, растёт, растёт! До размеров неимоверных!
«Оооо! – изумляется счастливый Левтостой – О, какова! Да ты уж, матушка, не тыква, а выква! Есть ли ещё такие на свете – вот такие счастливые Левтолстои, у которых вот так бы вот выросло? Нету, ой нету. Не тыква – мечта! Глюква! Факва-моргаква!»
А кругом уж и лето кончилось давно. Осень, осень на белом свете – листопад, заморозки, дымы, умиранье растений. Тыквенный стебель тоже уж жизни лишился, умер и высыхает. Это значит, и тыква мертва. А Левтолстой смотрит на тыкву и плачет, и светло у него на сердце как никогда. Потому что ради этого всё и затевалось, ради этих слёз. «И вот это, – думает – вот это у них называется смертью? Вот это - такое огромное, оранжевое, круглое? Да Господи! Да мне бы смерти вот такой!» И в небо взгляд кидает – слышат его там, нет? А там слышали.


  • 1
А там слышали и намотали на ус!
Творчество Левтостоя стало мне ближе и понятнее просле прочтения этого Вашего замечательного рассказа.
Спасибо!

Левтолстой Ваш волшебен!))


Ах, мерси!))) Вот я когда-нибудь напишу рассказ "Лев Толстой Левтолстоя")

Круто до наваристого, ядрёно до смешного.
Необъяснимое,нерегулируемое наслаждение.

Филозофская однако вещь у Вас вышла... Прочтёшь и задумаешься над тайнами мироздания. А ведь рассказ-то начинался с простого тыквенного семечка... А оно вон куда повернуло. Спасибо!

А, это у меня видимо, из-за насморка))) Всегда, простужаясь, впадаю в невольную филозофскую меланхолию)

Вспоминаю чудесную молдавскую осень, кодры, ровную тёплую погоду и удивляюсь Вашему насморку. Впрочем, по нечаянности бывает. Выздоравливайте! Левтолстою привет!

  • 1