Как я практиковал виноградарство и виноделие

Вчера собирал и давил виноград. Это был нелёгкий квест, о да. Сначала я выволок на солнышко вымытые ещё накануне бочку и кадку, и их тут же пометил кот. Он вообще очень любит мне помогать по хозяйству. Помощника я конечно очень похвалил и взялся их мыть заново. Хорошо хоть только снаружи. Потом пошёл собирать.
Почему-то в этом году виноград сильно осыпается, особенно винные сорта. Он сыпался ещё недозревшим, а теперь и вовсе – только дотронься до грозди, как ягоды сразу отваливаются. Снизу ещё ничего, можно подставлять ведёрко или ладонь. А вот верхние грозди осыпались прямо на меня. Когда в рукав, то тоже ещё ничего, даже удобно потом из рукава – сразу в ведро. На голову – тоже не страшно, они мягкие.
Хуже всего, что большая часть ягод сыпалась точнёхонько мне за пазуху. Ну как за пазуху – за нагрудник комбинезона. А комбинезон мне этой осенью довольно свободен в поясе, ибо я упражнялся всё лето физически и значительно, лапушка такая, похудел. Поэтому ягоды, падая за нагрудник, там не задерживались, а скатывались ниже. Мимо моего красивого плоского живота –в зону трусов. И там накапливались. Так что мне приходилось периодически расстёгивать ширинку, дабы их оттудова извлекать целыми пригоршнями. Хотя потом уж, когда всё было собрано, я подумал, что можно было бы и не извлекать. А прямо там их давить силою мысли. Просто размышляя о любви.

Штандарт

Пёс Бернар, отчим нашего Фуся, ходит весь в репьях. Вообще, у нас все теперь ходят в репьях – козы, кошки, собаки и люди. Уж очень буйно разрослись репейники после обильных летних дождей, а потом они созрели, высохли и ко всем цепляются. Однако Бернар шагнул дальше остальных, у него к репьям на хвосте прицепились нынче ещё и чьи-то трусы. Выраженно дамские, синие, весьма игривого фасону.
Уж не знаю, кто и при каких обстоятельствах утратил эти трусы там, где обрёл их себе на хвост Бернар, но получилось недурно. Недурно, да. Очень они Бернару идут. Особенно когда он бежит за каким-нибудь велосипедом, порыкивая с нарочитою угрозою. Трусы тогда гордо и смело развеваются, словно некий штандарт или корабельный кормовой флаг, понимающими людьми именуемый гюйсом.
Спиридон мой, обычно Бернара игнорирующий, когда такое дело увидал, проигнорировать не смог, а залился завистливым лаем. Ах, я понимаю Спиридона! Ах! Мне и самому немного завидно.