Гастроль

Приехал мой сынище!. Три с половиной года мы не был он здесь и вот приехал! Мы по этому поводу устроили литературно-музыкальный вечер и читали с ним вдвоём, а Боря пел. вот такая была афиша:
Единственная гастроль! Проездом из Праги в Иванчу!
Литературно –музыкальный вечер!
В программе:
Борис Амамбаев – 1 экземпляр.
Песни, музыка, попытки удержать ситуацию в рамках допустимого.
Поторак – 2 экземпляра. Леонид и Михаил.
Стихи, проза, альтернативная логика, анархия и внутренний чарльстон.
Не знаю, как публике, а я был счастлив. Мне кажется, Лёнька очень хорошо читал.

Collapse )

Collapse )

Волшебная страна Левтолстоя

Хоть и трудно в такое поверить, однако Левтолстой когда-то тоже был в некотором роде ребёнком. Ребёнок сей был, как водится, сущий ангелок. Ростом был он мал, ликом ясен, и совершенно ещё ничего в его облике не указывало на  последующее превращенье в Левтолстоя: ни тебе бороды, ни литераторства, ни милейшей вот этой барчуковской подделки под простонародье. Зато уж было у него кое-что куда как более интересное. Обладал Левтолстой в детстве счастливым уменьем подглядеть в самых обыденных вещах некую прекрасную, волшебную потусторонность, замечательным образом насобачился находить у всяких вещей  приметы райского ихнего инобытия. Волшебную страну в них отыскивал, о да! Персонально свою, совершенно секретную. Влюблённо и радостно рассматривал он клубящиеся радуги мыльных пузырей, любовался отраженьем свечей в батюшкином графине с рябиновкою, внюхивался в сумрачные недра секретера, где пахло нежною пылью, старинными духами и поломанным павлиньим пером.Collapse )

снова тринадцать

 В прелестной книжке Поля Берна "Лошадь без головы" утверждается, что достигнув двенадцати лет, человек становится дураком. Совершенно с этим согласен.
Много-много лет я ощущал себя примерно годовалым дураком, то есть лет на тринадцать. Недурной возраст, я считаю. Свежие дураки ещё довольно хорошо помнят каково это - быть человеком. Даже иногда мы, тринадцатилетние, способны думать и поступать как живые люди.
Прошлой осенью закрылась моя театральная студия, и я как-то  очень быстро за этот год состарился. Подумать только, пятьдесят мне исполнилось в сентябре...
Но вот позвонили мне в августе и предложили вести кружок в нашем сельском клубе.   Я конечно пораздумывал для фасону, секунды полторы, а потом согласился. Набрал немножко детей и стал с ними играть в театр.  Ничего особенного - стишки, этюды, сценки. Тысячу раз я проходил это, и вот не надоело же. Постепенно, потихонечку стала растворяться тяжкая хладная взрослость, давившая мне сердце весь этот грёбаный год.
 Господи, как же я по этому всему, оказывается, скучал!  По  всяким этим мелким врединам, по облизьянскому их дарованью всё на свете превращать в расчудесный смешной кавардак . По маленькому, игрушечному театру. И по тринадцати своим привычным. 

восточная сказка

В "воспоминаниях" фб - прошлогодний пост о демотиваторах на куреве. Я уж попривык к ним, но всё равно смешно)) На рынке чаще всего покупаю блоки у одной милой женщины, так она старается подобрать мне с картинками посимпатичней. "Вот вам, - говорит, - с сосудами. Специально для вас держала, а то остались только с зубами и глазом."
А к прошлогоднему посту забавный был коммент. Митяй написал, про культурный шок, испытанный им в Турции, когда увидал он надпись на сигаретах "джинзелик тыдарсызлык". Ему потом объяснили, что это "импотенция". Друг мой Митя тогда совершено справедливо рассудил, что это отличное название для какого-нибудь эпоса. А я очень люблю как раз эпосы сочинять и поэтому быстренько наврал вот такую историю, с самой приблизительной стилизацией:
Жил некогда, о великий падишах, в Басре купец. Collapse )

Всё выше и дальше

Мама иногда рассказывает про своего соседа, которого звали Костел – Костик по-русски. Четыре или пять лет было соседу. Мама тогда училась в институте и домой, в село, приезжала только в гости. И обязательно навещала Костела, они приятели с ним были. Очень забавно мама изображала Костелову манеру говорить – пискляво, шепеляво и в нос.
Вот однажды мама приехала, а Костел увидел через забор и пищит ей издалека: «Аняааа! А к нафым воротам прииввала бафына! Унеё под быфками были тарелки!» Машина, в смысле, к ним приезжала, с тарелками под мышками. Председательская «Победа» видимо.
Думаю, это был шестьдесят воторой или шестьдесят третий год. Космонавты в космос полетели, и по всему миру в это дети стали играть. Мама как-то зашла к соседям, а там Костел из табуреток, корыта и бабушкиной прялки построил ракету, залез в неё и громко жужжит.Collapse )

Как Левтолстой свернулся клубком

Как и полагается всякому просвещённому барину, Левтолстой временами тосковал по причине якобы напрасности собственной жизни. Да-да, то самое пресловутое томленье духа, диковатые, полуумственные нападки совестливости посещали иногда беднягу. Зачем, дескать, вот это вот всё, какого такого хрена? Книжку вот эту писать, придуриваясь литератором, обедать зачем, разговоры вести с домашними? Зачем? Как ни тужься, всё равно они обижаться станут. Хотя вслух конечно не выскажут, тоже совестятся по-своему.
На улице дождик, гулять нельзя, романы сочинять обрыдло. Только и остаётся , что на двор пойти и там встревать во всякое по хозяйству. Работники в имении люди простые, они уж потерпят как-нибудь. Не озорничать же пойдёт, а чего нибудь хорошее делать. Калитку там пошатать – не скрипит ли, петуху пальцем погрозить – ужо тебе, мол, охальник. А то в сарай дровяной зайти, подобрать с полу щепку, понюхать с отсутствующим лицом и бережно впихнуть её в поленницу – раскидываются тут добром, понимаешь… Или корове, к примеру, сена ещё задать, пусть она обрадуется.Collapse )

Левтолстой - просветитель

Несмотря на весьма зрелые года свои, несмотря на бдительность супруги, муки совести и сугубую растительноядность, Левтолстой делался порою одолеваем потугами сладострастья. Ужасно он, бедняга, от этого разволновывался: всё вздыхал, всё тщился построить куры различным женщинам на деревне. Однако каждый раз сильно робел, испытывая обоснованные сомненья по поводу присутствия у себя должной сноровки в подобного рода предприятиях.
Всегда было Левтолстою удивительно, как это у иных выходит сноровисто и хорошо. Вот к примеру, наезжал к ним в имение временами некий странствующий куафер, бывший итальянский тенор из Тосканы. Как он сам рассказывал, безжалостным роком низвергло его из теноров в цирульники, когда надорвавши горло на самой верхней фабемоли, осип он тем самым навеки, и странствует теперь по всей губернии в крытом возке с надписью «Маэстро Альтопердини. Фризура, голэнье, дамский куафюр!»Collapse )

Надписи на лицах

Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть как у них иногда светло переменяются лица. Алёну когда встречаю с самолёта, наглядеться прямо не могу. Вот они выходят, волоча чемоданы, усталые все, особенно женщины, на лицах не написано буквально ничего, пустота и сумерки. Ясное дело, летел ведь человек по небу, а теперь спустился и ещё не совсем умеет жить на земле. И тут вдруг видит встречающего, и лицо переменяется совершенно - радость на нём написана, радостная земная жизнь. И мне тоже радостно с ними, но ещё не совсем. А вот когда Алёна уже выходит, тогда и мне совсем становится хорошо, и это написано у меня на лице.
Впрочем, это не только у людей.Collapse )

" Не искушай чужих наречий"

Не искушай чужих наречий, но постарайся их забыть:
Ведь все равно ты не сумеешь стекло зубами укусить.

О, как мучительно дается чужого клекота полет —
За беззаконные восторги лихая плата стережет.

Ведь умирающее тело и мыслящий бессмертный рот
В последний раз перед разлукой чужое имя не спасет.

Что, если Ариост и Тассо, обворожающие нас,
Чудовища с лазурным мозгом и чешуей из влажных глаз?

И в наказанье за гордыню, неисправимый звуколюб,
Получишь уксусную губку ты для изменнических губ.
Осип Мандельштам


Ежели и бывают на свете бессребреники, то это точно не ваш покорный. Не то чтоб я так уж любил деньги, нет. Однако отношусь к ним, по меньшей мере, с почтительностию. Ко всяким, без оглядки на национальность. Взять вот наш молдавский лей. Отличная вещь, отличная! Обладающая, помимо общеизвестных положительных качеств, такоже и некоторыми метафизическими прелестями.Collapse )

Битва у Высокого Моста

Учебный год кончается. Программы пройдены, контрольные написаны. Девятый готовится к экзаменам, а шестому я даю задания повеселее. Например, выбрать какое нибудь событие из средневековой истории, нарисовать его и прокомментировать рисунок. Можно исторического персонажа нарисовать или жанровую сценку – рыцарский турнир, например.
Коля маленький нарисовал сражение у Высокого Моста ( 10 января 1475 г.), когда Штефан Великий навалял туркам, имевшим втрое большую армию. У Порты тогда была лучшая в мире армия, прекрасно вооружённая и обученная, а у Штефана профессиональных воинов было менее четверти войска, остальные – крестьяне. Но он им всё равно навалял.Collapse )